Россия готовится заработать на нефти и газе гораздо больше

Anonimusas
+ 0 - 0
Автор: Александр Собко
Источник: https://lt.sputniknews.ru/columnists/20200525/12224354/Rossi...
7538-05-25 (2020 г.), читали 23
0

Необходимость развивать собственную переработку нефти и газа в нефтехимические товары (полимеры и другие продукты) — в последнее время очень популярная в широких кругах идея

Строго говоря, так было и раньше, но сейчас все больше обстоятельств говорит в пользу этого подхода. Известные сложности на классических энергетических рынках нефти и газа и угроза перехода к так называемой зеленой энергетике в перспективе ближайших десятилетий могут снизить спрос на традиционные энергоносители. Кроме того, продукты глубокой переработки приносят намного большую добавленную стоимость. И действительно, спорить с этим сложно, пишет в материале РИА Новости Александр Собко.

По различным прогнозам, спрос на полимеры и другие продукты нефтехимии будет расти быстрее мирового ВВП. Правда, недавно начали появляться более осторожные прогнозы, что связано в том числе с аспектами "мусорной" тематики и вторичной переработки. Но в целом позитивный взгляд на сектор сохраняется. Казалось бы, отличное решение. В чем же сложности?

Во-первых, нужно понимать, что объемы производств нефтегазохимии в любом случае несопоставимы с объемами классического энергетического сектора. Для сравнения: Россия добывает (по 2019 году) 560 миллионов тонн нефти и еще примерно столько же — если переводить на массу — природного газа. При этом в нефтепереработку вовлечено чуть больше десяти миллионов тонн, то есть всего один процент от добытого объема нефти и газа. И даже при позитивном развитии событий эта цифра в ближайшие годы всего лишь удвоится. А весь (!) мировой спрос на полимеры — это 250 миллионов тонн, то есть половина от российской добычи нефти или, соответственно, менее пяти процентов от общемировой добычи. Даже при удвоении спроса на продукты нефтехимии сектор в любом случае будет составлять только небольшую долю от глобальной добычи топлива. Хотя в контексте приростов спроса именно нефтехимия обеспечит в долгосрочной перспективе основной прирост спроса на нефть.

reklama

Второе — и главное. Нужно понимать: ровно так же думают и страны, и глобальные компании по всему миру. Они тоже видят перспективы переработки и стараются уйти исключительно из сырьевого сектора. А потому конкуренция будет жесткой, не говоря о том, что уже сейчас (даже безотносительно коронавируса) в мире наблюдается избыток производственных мощностей по многим полимерам.

Соответственно, для каждого нового проекта в нашей стране необходимо трезво оценивать его конкурентоспособность на мировом рынке. Говоря о себестоимости продуктов нефтехимии, в первом приближении можно выделить три компонента: стоимость сырья, стоимость строительства самих нефтехимических производств и стоимость транспортировки.

В качестве сырья для нефтехимии используются этан, углеводородные газы (пропан, бутан и более тяжелые углеводороды) и нафта. Развитие сектора сланцевых нефти и газа в США сопровождалось резким ростом добычи именно этих углеводородов. Причем они (этан, пропан, бутан) одновременно являются побочными продуктами и при добыче сланцевой нефти (попутный газ), и при добыче природного газа (тяжелые фракции). Нафта — это легкие фракции нефти, а, как известно, сланцевая нефть очень легкая. Все эти факторы обусловили снижение стоимости сырья для нефтехимии по всему миру.

Особенно этот эффект заметен по ценам на этан в США, которые одно время были незначительно выше цен на обычный природный газ (а котировки эти, как правило, очень низкие, немногим выше внутренних цен в России). Пропан и бутан стоили, конечно, всегда подороже. Сейчас же, с падением цен на нефть, дешевеет и нафта — третий источник сырья для нефтехимии.

Второй компонент себестоимости — капитальные затраты на строительство самого нефтехимического производства, то есть пиролиз сырья и последующая полимеризация (если мы говорим о рынке полимеров). И здесь ситуация чем-то похожа на ситуацию при производстве СПГ. Мы остаемся в зависимости от иностранных технологий, лицензиаров и катализаторов. Конечно, возможно участие российских подрядчиков, использование части отечественного оборудования, но лишь местами. Иностранное же оборудование — это дополнительные валютные риски (которые частично могут быть нивелированы продажей продукции за рубеж), дополнительные налоги, транзакционные издержки, отсутствие мультипликативного эффекта для российской экономики. Кроме того, в таких очень капиталоемких проектах высоко влияние стоимости займов на конечную себестоимость. Иностранные конкуренты имеют доступ к более дешевым кредитам.

Наконец, в-третьих, транспортный фактор. Он касается как доставки сырья на место производства, так и вывоза продукции, если мы говорим об экспорте. Поэтому в мире часто заводы располагаются в прибрежных районах. У нас — в связи с известным отдалением центров нефтегазодобычи от побережья — транспортный фактор также будет негативно влиять на себестоимость.

Вышеописанные сложности хорошо иллюстрирует и тот факт, что в последнее время из крупных производств построен только "Запсибнефтехим" компании "Сибур". Проект, правда, очень масштабный. Пусконаладочные работы начались еще в прошлом году, а сейчас производство выходит на проектную мощность. Результат очевиден: выпуск полиэтилена в России в первом квартале вырос на 59 процентов по сравнению с прошлым годом, полипропилена — на 37 процентов.

reklama

А Россия становится уверенным нетто-экспортером полимерной продукции (за счет широкой номенклатуры товаров отдельные группы могут импортироваться, но экспорт больше). Что дальше?

В настоящее время строится новая очередь пиролиза (на 600 тысяч тонн этилена) на возведенном во времена СССР "Нижнекамскнефтехиме". В планах — другая такая же очередь. Еще один нефтехимический проект — завод Иркутской нефтяной компании (на 650 тысяч тонн полиэтилена различных марок), которая хочет таким образом монетизировать свое углеводородное сырье.

Но основной интерес сейчас прикован к двум проектам газохимических комплексов (ГХК), прямо или косвенно связанных с "Газпромом".

В первую очередь это "Амурский ГХК". Проект будет реализовывать "Сибур", а в качестве сырья используют более ценные, тяжелые компоненты газа из трубопровода "Сила Сибири". Они будут выделяться после скорого запуска газоперерабатывающего завода.
Ситуация здесь иллюстрирует высказанные выше соображения о том, что конкурентоспособность для новых российских предприятий нефтехимии — вопрос тщательного расчета. Казалось бы, решена и транспортная проблема (подведенная труба с неразделенным газом), и две компании уже смогут договориться по цене на сырье (ведь "Газпрому" продавать добытое все равно кому-то придется).

И тем не менее принятие инвестрешения по строительству завода (сырье — этан), по сути, привязано к ожидаемому решению правительства предоставить дополнительную льготу (так называемый обратный акциз), то есть прямые субсидии, которые должны окупиться в будущем за счет налогов. Более того, обсуждается возможная расширенная конфигурация производства с использованием сжиженных углеводородных газов (СУГ, это пропан-бутан), но также в том случае, если будет утвержден обратный акциз и на эти компоненты. Иначе — невыгодно, несмотря на то что для "Сибура" это крайне желательный новый проект, ведь компания заинтересована в своем развитии и расширении производств.

Второй сюжет — "Балтийский ГХК", совместный проект "Газпрома" и "Русгаздобычи". Напомним, что это достаточно уникальная история. Также "жирный" газ (то есть содержащий тяжелые компоненты) будет доставляться по выделенной трубе с месторождений Западной Сибири на Балтику, метан (основной компонент газа) будет уходить на производство СПГ, а упомянутые тяжелые углеводороды пойдут на нефтехимию. Проект, как и все новые производства (а также старые с программой модернизации свыше 65 миллиардов), может рассчитывать на обратные акцизы по этану и СУГ, если они будут окончательно утверждены.

Подытожим. Строить свои нефтехимические производства нужно, это даже не обсуждается. В то же время это решение — совсем не панацея. Сектор всегда будет составлять лишь небольшую часть от общих объемов добычи нефти и газа. А сильная конкуренция, падение цен на сырье в мире, отсутствие собственного производства всего спектра оборудования и транспортные факторы приводят к тому, что рынок этот уж точно не является источником сверхприбыли. Более того, во многих случаях нужна прямая господдержка. Поэтому (как, кстати, и в нефтегазовом экспорте) необходимо тщательно следить за себестоимостью и конкурентоспособностью своей продукции, чтобы получать на выходе устойчивую прибыль.

50% Плюс 50% Plus
50% Минус 50% Minus
0   0
Pridėti naują straipsnį

Nori prisidėti? Dalinkis straipsniu arba rašyk savo!

Komentarai: 0

Отправить!

ВСЕ СТАТЬИВ ЛИТВЕВ МИРЕУ СОСЕДЕЙРАЗНОЕ






Sputnik.lt группа в Фейсбуке
Laisva informacija - laisvas žmogus!

ТОП статей

Reklama

Paveiksliukai


Video



Друзья'

Концепция Общественной Безопасности

Švieskis






Нас читают