Нефтяной рынок в ритме танго: ошибки дорого обходятся Саудовской Аравии

Anonimusas
+ 0 - 0
Автор: Борис Марцинкевич
Источник: https://lt.sputniknews.ru/columnists/20200525/12217059/Nefty...
7538-05-25 (2020 г.), читали 28
0

В 1998 году в России вышел первый альбом проекта "Песни нашего века", в котором была прекрасная песня "Весеннее танго". Ее припев наверняка известен многим: "Приходит время – люди головы теряют / И это время называется весна"

Весна, люди головы теряют

Припомнили? Какое отношение эта песня имеет к энергетической отрасли? Мне тоже казалось, что связь минимальна – только по ее автору, доктору физико-математических наук Валерию Александровичу Миляеву, одному из ведущих специалистов по неравновесным токам в германии при низких температурах. Но пришла весна 2020 года, и стало очевидно, что Валерий Миляев "Весеннее танго" писал о… нефтяниках Саудовской Аравии.

Вот март: "11 марта руководство компании Saudi Aramco сообщило о директиве Министерства энергетики Саудовской Аравии, предписывающей увеличить производственные мощности компании с 12 до 13 миллиона баррелей нефти в сутки". "12 марта предложения от Saudi Aramco по нефти сорта Arab Light, превышающие стандартные объемы на 200 процентов и по ценам ниже цен нефти сорта Urals почти на 20 процентов, получили компании Shell, BP, Total, Repsol и Cepsa"."29 марта Saudi Aramco подтвердила планы нарастить добычу нефти с 1 апреля, когда истекает срок соглашения ОПЕК+, до 12,3 миллиона баррелей в сутки".

А вот май: "11 мая Министерство энергетики Саудовской Аравии поручило Saudi Aramco сократить добычу нефти в июне на один миллион баррелей в сутки в дополнение к сокращению, которое королевство обязалось осуществить в рамках последнего соглашения ОПЕК+ от 12 апреля 2020 года. Таким образом, размер сокращения добычи, которого будет придерживаться Саудовская Аравия, по сравнению с объемом добычи в апреле, составит около 4,8 миллиона баррелей в сутки. Добыча нефти королевством в июне после целевого и добровольного сокращения составит 7,492 миллиона баррелей в сутки".

Ну, не могут серьезные политики, руководители крупнейшей в мире нефтяной компании выкидывать такие коленца по доброй воле! Наверняка после майского заявления саудовские представители нефтяной отрасли расходились с совещания, вполголоса напевая припев из "Весеннего танго". Интересно, как он звучит на арабском языке?..

reklama

Март – снеговые горы тают вместе с ценой барреля

Теперь о том же, но серьезнее. Напомним, что в феврале 2020 года, с развитием в Китае эпидемии коронавируса, который еще даже не получил названия, на мировых сырьевых биржах котировки нефти интенсивно пошли вниз – с 70-72 долларов за баррель нефти Brent в январе до 49 долларов за баррель в конце февраля. Как показала статистика, опубликованная позже, в феврале спад в промышленности Китая составил 13 процентов, при этом миллионы людей находились под действием жестких карантинных мер, в связи с чем "на якорь" встали миллионы легковых автомобилей.

Уже в феврале Саудовская Аравия стала настаивать на проведении внеочередной встречи министров стран – участниц ОПЕК+ с целью принятия экстренных мер. Встреча состоялась 5 марта в Вене. Сейчас это кажется почти фантастикой, но министры действительно встретились, а не общались друг с другом, сидя в своих кабинетах перед экранами мониторов, – такие удивительные были времена.

Предложение со стороны Королевства Саудовская Аравия (КСА) носило ультимативный характер: с 1 апреля дополнительно совокупно снизить объем добычи на 1,5 миллиона баррелей в сутки, из которых один миллион баррелей возьмут на себя страны – члены ОПЕК, а страны, в него не входящие, но участвующие в соглашении ОПЕК+, – 500 тысяч баррелей в сутки. Предложение России было куда более осторожным: сохранить с 1 апреля сокращение в объеме 1,7 миллиона баррелей в сутки, как это было предусмотрено декабрьскими договоренностями, взять дополнительную паузу, чтобы точнее оценить воздействие эпидемии на рынок нефти, и только после этого принимать новые меры.

Два предложения столкнулись, выбив сноп искр, – представители КСА отказывались от такого поэтапного подхода и требовали снижать добычу без промедления. В результате Александр Новак, министр энергетики России, покинул Вену, отказавшись соглашаться с ультиматумом Саудовской Аравии. Мировые биржи отреагировали мгновенно, баррель уже на первых торгах потерял в цене вдвое. Одновременно в российских СМИ раздался хор голосов, крайне недовольных поведением России на венском совещании и предрекавших неизбежное сокрушительное поражение в начавшейся "ценовой войне".

Руководители российского энергетического сектора тем не менее оставались спокойны и никаких резких мер не предпринимали. Удивительно, но никто из комментаторов не обратил внимания на то, что именно 11 марта, когда Saudi Aramco официально объявила о предстоящем с 1 апреля наращивании объемов добычи, было опубликовано еще одно, не менее официальное заявление.

Именно 11 марта ВОЗ, Всемирная организация здравоохранения, объявила коронавирусную инфекцию пандемией, и с этого момента государства по всей планете одно за другим начали противоэпидемические мероприятия. Произошло именно то, в чем Россия безуспешно пыталась убедить участников совещания в Вене, – COVID-19 принялся разрушать мировой рынок нефти.

Руководство КСА отказывалось воспринимать действительность – они рвались в бой, стремясь захватить традиционные рынки российских нефтяных компаний. Наблюдать за этим можно было только с восхищением от демонстрируемых безумия и отваги: государство, бюджет которого на 85 процентов зависит от нефтяного сектора, государство, бюджет-2020 которого был "сведен" исходя из базовой цены барреля в 80 долларов, в лихой атаке рушило цены по всему миру. А мир остался равнодушен – COVID-19 оказался в разы важнее, чем любые предложения Saudi Aramco по дополнительным объемам и скидкам.

reklama

Танкеры, залитые "под горлышко" саудовской нефтью, замирали в неподвижности у приемных терминалов – спрос на нее упал почти на 30 процентов. Рост наблюдался только в одном секторе – фрахт нефтеналивных танкеров становился дороже с каждым днем, поскольку компании-судовладельцы прекрасно понимали, что их корабли из средства доставки товара превращаются в плавучие емкости для хранения.

КСА не публиковало данные по степени заполненности резервуаров для хранения нефти, но вряд ли будет ошибкой считать, что этот показатель оказался максимально приближенным к 100 процентам. Конечно, Saudi Aramco посетила большая коммерческая удача – не кто-нибудь, а сама Белоруссия приобрела у нее партию Arab Light, но эти 80 тысяч баррелей существенно помогли только "Литовским железным дорогам", которые обеспечили доставку нефти от причалов Клайпеды до белорусских заводов.

Разгулялись – веселились. Подсчитали – прослезились

Следующим действием "нефтяной трагедии 2020 года" стали экстренные совещания министров ОПЕК+, прошедшие уже в удаленном режиме, 10 и 12 апреля. Именно к этому моменту, когда окончательно, в цифрах, стало понятно, каким оказалось влияние COVID-19 на нефтяной рынок, настал тот самый момент, о котором в марте говорил Александр Новак. Сработал именно российский алгоритм: сначала оценить влияние пандемии, а уже потом принимать необходимые решения, но об этом почти никто в СМИ даже не пытался говорить– интереснее было нарастить вал критики в адрес руководства страны.

Новый мотив был не менее абсурден: "Россия в марте отказалась снижать объем добычи на 300 тысяч баррелей в сутки, а теперь вынуждена была согласиться на квоту в 1,9 миллиона баррелей в сутки". Интересные люди, создается впечатление, что они обитают на удаленной от Земли планете, с которой про пандемию вообще ничего не видно. Для обитателей нашей планеты было очевидно: если четыре миллиарда человек находятся под карантинными мерами, остановлены тысячи промышленных предприятий, в разы сократились все виды транспортировки, выигравших среди нефтедобывающих стран не могло быть по определению. Вопрос ставился совершенно иначе: "Что мы можем сделать, чтобы не проиграть вообще все?" Если бы ОПЕК+ в апреле не смогла выработать новое соглашение, обвал рынка был бы лавинообразным, мир увидел бы отрицательные цены уже не на фьючерсы, а на физическую нефть.

Решение, на которое вынуждено было пойти КСА 11 мая, – своеобразное похмелье после апрельского всплеска эмоций. Заполнены наземные хранилища, приходится оплачивать фрахт танкеров, которые никак не удается освободить от их обесценившегося груза невостребованного товара. То, что КСА снизило объем добычи, скорее всего, не скажется на объеме продаж – нефти добыто столько, что емкости придется освобождать как можно быстрее, чтобы не допустить полной остановки добычи.

11 мая 2020 года итоги грубейших ошибок, допущенных в апреле, подвело не только Министерство энергетики, но и Министерство финансов КСА. Глава ведомства Мухаммед аль-Джадаан официально заявил, что с 1 июня в стране будет повышен НДС – в три раза, с пяти до 15 процентов. С этой же даты будет прекращена выплата пособия прожиточного минимума. "Такие меры болезненны, но необходимы для поддержания финансовой и экономической стабильности в среднесрочной и долгосрочной перспективе… и преодоления беспрецедентного коронавирусного кризиса с наименьшим возможным ущербом". Других методов у господина аль-Джадаана не осталось: курс риала жестко привязан к курсу доллара, а золотовалютные резервы Саудовской Аравии только за апрель сократились на 27 миллиардов долларов. Популярность песни Валерия Миляева продолжает расти.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.


50% Плюс 50% Plus
50% Минус 50% Minus
0   0
Pridėti naują straipsnį

Nori prisidėti? Dalinkis straipsniu arba rašyk savo!

Komentarai: 0

Отправить!

ВСЕ СТАТЬИВ ЛИТВЕВ МИРЕУ СОСЕДЕЙРАЗНОЕ






Sputnik.lt группа в Фейсбуке
Laisva informacija - laisvas žmogus!

ТОП статей

Reklama

Paveiksliukai


Video



Друзья'

Концепция Общественной Безопасности

Švieskis






Нас читают